Советы адвоката Дениса Кашицына (на фото)

  1. СРОКИ

Спустя некоторое время, которое вы (весьма вероятно), проведете в полицейском участке, вы получите на руки несколько важных документов. Из них на данном этапе наиболее важными для вас будут решение о вашей депортации (с назначенным сроком для выезда с территории Шенгена) и решение об обязанности компенсировать административные издержки (которые часто ошибочно называют "штрафом"). В первую очередь, необходимо обратить внимание на сроки для обжалования данных решений. Они могут различаться – например, на обжалование решение об оплате расходов срок может составлять 15 дней, для обжалования решения о депортации только 5 дней. Очень часто люди совершают ошибку исходя из срока 15 дней на обжалование. Эти сроки будут указаны в конце решения, где будет указан и способ обжалования.

  1. ПРОТОКОЛ

Будучи опрошеным в рамках процессуальных действий в полиции, вы, как полноценный участник процесса, имеете право согласно пункта 1 и пункта 4 статьи 38 Административно-процессуального кодекса на ознакомление с материалами дела. При этом вы можете потребовать, чтобы административный орган сделал копию дела. Настоятельно рекомендую попросить копию протокола вашего опроса. Причем желательно это сделать так, чтобы ваша просьба была внесена в тот же протокол опроса. Это может помочь вам в будущем.

  1. "НАШ ЧЕЛОВЕК РЕШАЕТ ЗА ВАС"

С одной стороны это разумеется плюс, что кто-то помогает вам решить проблему. Однако нужно обратить внимание на это "кто-то". Обратите внимание, что "решать проблему за вас" (в рамках процесса о депортации) может ваш поверенный. Т. е. лицо, которому вы дали доверенность. Если вы не помните или твердо уверены в том, что доверенности на представление ваших интересов вы не давали, то желательно узнать кто этот "кто-то, кто решает проблему" от вашего имени. Также есть вероятность, что при "поступлении на работу" или же в случае вашего задержания на работе от вас потребуют подписать доверенность на представление интересов (что, скорее всего, вы сделаете в стрессовой ситуации). Тут крайне желательно запомнить (записать) реквизиты вашего поверенного, чтобы вы помнили на кого давали доверенность и на какие действия.

  1. ВСЁ УЖЕ ОБЖАЛОВАНО

Эта ситуация связана с предыдущим пунктом. Может получиться так, что после вашего "выхода" из полиции, вас будут заверять, что решение о депортации обжаловано, человек занимается. Попросите, чтобы вам показали обжалование с соответствующей отметкой (либо подтверждением почты об отправке, либо подтверждением из системы электронной доставки сообщений). Если на эту просьбу не будет вразумительного ответа, то в этой ситуации вам и пригодятся реквизиты поверенного. Обратитесь с этой же просьбой к нему. Помните что если никто ничего не обжалует за вас, а вы не уедете в установленный срок, то ситуация может перерасти в уголовное преследование. Будьте в курсе происходящего по вашему делу и не пускайте ситуацию "на самотёк". Может получиться, что решение об отказе в апелляции получите не вы, а поверенный, а вы (по разным причинам, в т. ч. и с вашей стороны) не узнаете об этом и превратитесь в нелегала.

  1. «СКАЖИТЕ НА ДОПРОСЕ, ЧТО ВСЁ СОВСЕМ ИНАЧЕ»

В некоторых случаях может произойти и то, что работодатель (либо кадровое агентство) "посоветуют" вам сказать на допросе несколько искаженную версию событий. В этом случае, это уже само по себе повод насторожиться. Во-первых, зачем вам искажать события, если еще совсем недавно вас заверяли в легальности вашего пребывания? Во-вторых, вы можете навредить себе подачей неправдивых показаний. Ну, а в третьих, можно отказаться от дачи показаний на основании пункта 4 статьи 55 административно-процессуального кодекса в случае, если своими показаниями вы можете причинить себе (или близкому лицу) опасность уголовного или административного преследования. Как бы там ни было, искажать события явно не следует и это связано со следующим пунктом.

  1. НЕ ВЗДУМАЙ ЯБЕДНИЧАТЬ

Очень часто люди получив "опыт общения с полицией", начинают ее избегать, не говоря уже о том, что всё это может подогреваться (по разным причинам) запугиванием самого разного рода ("депорт продлят", "зарплату не получишь", "навредишь апелляции, т. к. мы решаем через связи", "посадят"). Однозначно лучше обратиться в правоохранительные органы. Лучше всего напрямую в прокуратуру. Разумеется, не нужно писать заявление, обвинив конкретного человека во всех грехах. Нужно учитывать следующее:

- заявление в прокуратуру не следует воспринимать как "донос", а как "просьбу о расследовании" (так. наз. «поднет к прошетршени»). Оно так и есть, поскольку по существу, вы просто излагаете "свою историю" и просите прокуратуру дать правовую оценку данным событиям (желательно попросить оповестить вас о результатах расследования в течение 1 месяца). А вдруг полиция заблуждается и ее действия незаконны?

- по сути, правоохранительным органам всё и так известно после ваших показаний на допросе, поэтому однозначно не стоит опасаться что "вдруг узнают". "Они" и так знают. Однако в двух случаях вы будете находиться в разных положениях (депортируемый и заявитель). Это заявление может косвенно помочь вам в случае досрочного снятия запрета на въезд, не говоря уже про его последствия для апелляции.

Заявление вы можете подать в любой прокуратуре (хотя следовало бы его подавать по месту совершения правонарушения либо по месту обнаружения), но ничего страшного в этом нет, в случае подачи "не по адресу", оно будет передано другой прокуратуре. Заявление можно подать как письменно, так и устно прокурору.

  1. ТЫ НЕ ОДИН

Правило "чем больше - тем лучше" в этой ситуации весьма кстати. Ситуация такова, что получив депортацию ,многие уедут к себе домой, и вас останется намного меньше. Постарайтесь быть в контакте с "коллегами по несчастью" и максимально координировать свои действия с ними. Также крайне желательно располагать основными данными этих людей (фамилия, имя, адрес, телефон), поскольку это потенциальные свидетели, которые могут быть полезны для вас в первую очередь также как и вы для них.

  1. УХОДИ КРАСИВО

Если по тем или иным причинам вам пришлось смириться с депортацией и уезжать, то советую обратить внимание чтобы в вашем паспорте была отметка о пересечении границы Шенгена при выезде, сохранить билет (на автобус, самолёт, поезд) и заявление в прокуратуру - это всё пригодиться в случае досрочного снятия запрета на въезд.

В заключение хочу сказать, что мнения по поводу легальности работы граждан третьих стран на территории Шенгена, сильно разнятся даже среди юристов и дать универсальные советы невозможно.

Однако, как показывает моя практика и практика коллег, все эти ситуации имеют весьма похожие черты.

Ну, а насколько легально работать в Чехии по польской визе, думаю, в скором времени решит Верховный административный суд, и мы все тогда узнаем об этом.

Удачи вам и беспроблемного пребывания в Чехии!

 

Двадцать второго февраля в Российском центре науки и культуры впервые выступил небольшой певческий коллектив, который назвал себя ансамблем русской песни. Мы попросили его идейного вдохновителя Светлану Степанову (на фото вторая справа), рассказать о новом коллективе и репертуаре.

Фото: ФБ Светланы Степановой

— Несколько факторов в их взаимосвязи натолкнули меня на идею создания ансамбля: это любовь к русскому певческому искусству и острая нехватка его на чужбине, опыт пения в международном женском хоре и понимание, насколько это здорово — петь именно с единомышленниками, а не в одиночку.

Наш аккомпаниатор Валерий Савичев как раз и был на протяжении примерно 15 лет музыкальным руководителем вокально-инструментального ансамбля в Праге в школе при российском посольстве (10 лет назад). Ансамбль успешно выступал на всех мероприятиях, организованных с участием посольства, и на праздниках.

Наше первое выступление прошло в РЦНК на мероприятии, приуроченном к празднованию 23 февраля. За месяц репетиций нам удалось подготовить три песни: «Вечер на рейде», «Эх, дороги» и «Смуглянка».

В концерте принимали участие пять певиц (Марина Одинцова, Зоя Половинкина, Ольга Гильмутдинова, Валерия Тузикова и Светлана Степанова) и аккомпаниатор, баянист Валерий Савичев. Все мы имеем полученную в вузе специальность и основное место работы, а участие в ансамбле — это серьёзное и очень приятное хобби.

Мы планируем исполнять известные песни русских и советских композиторов, а также русские народные песни, разложенные на голоса, зачастую немного в отличной от традиционного исполнения форме.

Мы называем себя ансамблем, так как коллектив наш небольшой, каждую партию поёт одна или две певицы. При этом всё делать необходимо максимально слаженно: не фальшивить в своих партиях, соблюдать точный ритм, усиливать и уменьшать звучание и т. д. Именно умение слышать свой голос, следовать своей партии и одновременно слышать другие голоса, образовывать с ними единое целое является необходимым навыком хорового пения.

Наши певицы из разных городов России: от центральной части до Сибири. Кто-то учится, кто-то работает. Я, например, из Самары. Являюсь репетитором немецкого языка в Праге, также преподаю на курсах Карлова университета. Петь люблю с музыкальной школы, хоровым пением занимаюсь около двух лет.

Безусловно, мы бы хотели усилить наш ансамбль новыми голосами — мужскими и женскими. При этом возраст не ограничен, но условием является наличие певческого опыта (сольного или, что лучше, хорового), слуха и желание петь. Если вы обладаете всеми этим данными, звоните мне после 19:00 по телефону: 608 247 595 и приходите на наши репетиции.

Светлана Степанова

 

 

Инга Абгарова, главный редактор газеты «Мир и Омониа», Греция:

Депутаты Европарламента проголосовали за отмену виз для граждан Грузии. Произошло, таким образом, нечто невероятное, то, во что практически никто, включая самих граждан Грузии, не верил. Ну, во-первых, Европа сдержала слово, что само по себе удивительно. А во-вторых, сдержала его, потому как Грузия — и в этом признались в Брюсселе — прошла достойный путь реформ в правовом секторе и добилась значительных в этом направлении успехов.

Про успехи наслышан весь мир, потрясающие рассказы о прозрачно-стеклянном министерстве внутренних дел в Тбилиси, полном отсутствии криминальных авторитетов, некогда верховодивших в Грузии, вежливых полицейских и таможенниках наводняют Интернет не первый год.

Впрочем, в верности этих рассказов я сама имела возможность убедиться не далее как в январе, побывав в родном городе. И тут бы обрадоваться всем вместе: сбылось желание граждан Грузии — вот хотели люди и получили, и какая разница, зачем им это было надо? Россияне, к слову, тоже долго хотели такого «безвиза» — лично присутствовала на нескольких заседаниях Россия — ЕС, где вопрос этот активно поднимался чиновниками из Москвы…

А ещё стоило бы порадоваться потому, что решение евродепутатов последовало после — ну, никто спорить не станет — очень большой работы, проделанной в Грузии. Ох, как непросто насквозь коррумпированную, заметьте, с незапамятных времён, страну очистить от грязи.

Но почему-то радуются не все. Скажу больше, есть и такие, кто откровенно недоволен: за Европу боятся. Опасаются, что воры и бандиты из Грузии хлынут на Елисейские Поля, и, сами понимаете, что может произойти со старушкой…

Пугают европейцев в основном те, кто к Европе ну никакого отношения не имеют. Или имеют крайне опосредованное, то есть сами бы очень хотели кататься сюда без всяких виз.

Спешу успокоить «доброжелателей»: воры и бандиты, и не только, кстати, из Грузии, в Европу давно уже приехали. Как правило, у воров и бандитов (странное дело!) проблем с открытием виз не бывает. Знаете, кто первым получил знаменитые «зелёные» карты — вид на жительство — в Греции? Девочки из публичных домов! Владельцы этих заведений быстро решили все вопросы со своими друзьями в правоохранительных органах. Я уже не говорю о не к ночи будь помянутом киллере Солонике — тот вообще греческим паспортом легко обзавёлся.

Так что не переживайте за грузинских воров и бандитов, которые, как говорит мой московский приятель, ездят по российской столице в джипах с мигалками.

И эмигрантами из Грузии тоже не надо стращать Европу — кто хотел и мог, да и те, кто, пожалуй, не мог, приехали, работают. И через границу с поводырями пробирались, и в днищах автобусов, и не то что без визы в паспорте, без самого паспорта вообще…

А то, что смогут, не заморачиваясь в консульствах, приезжать в гости, к примеру, мои умные, добрые, красивые друзья, и их друзья, и друзья их друзей, — так это только хорошо. Не правда ли?

 

Такой вопрос неизбежно возникает после ознакомления с недавно появившейся на чешских книжных прилавках книгой «Шпионы в дипломатии» (Špioni v diplomacii, Miroslav Polreich, nakladatelství Brána, 2016).

Впрочем, для ряда ангажированных чешских «экспертов» ответ ясен: между этими двумя профессиями можно спокойно ставить знак равенства. И сразу ставят: к примеру, всех сотрудников российского посольства в Праге называют шпионами, что немедленно используется русофобами в качестве козырной карты.

Спорить с этим тяжело, так как шпионаж, конечно же, имеет своё место в дипломатии. Некоторые исследователи открыто заявляют, что шпионаж и дипломатия есть не что иное, как две стороны одной медали. Вот кем бы вы назвали 12 посланцев, отправленных в древнее время Моисеем в землю Ханаанскую? В Книге Чисел расписан их инструктаж: «Пойдите в эту южную страну и взойдите на гору, и осмотрите землю, какова она, и народ, живущий на ней, силён ли он, или слаб, малочислен ли он, или многочислен? И какова земля, тучна ли она, или тоща? Есть ли на ней дерева, или нет? Будьте смелы и возьмите от плодов земли».

Однозначно, шпионы, скажете вы. Но ведь подобные задачи стоят и перед дипломатическими миссиями. Наверно, суть заключается в том, каким образом собираются эти данные, не преступает ли при этом дипломат закон. Поэтому упомянутое выше обвинение российских дипломатов хромает: посчитайте-ка, скольких из них поймала чешская BIS «на горячем»?

А между тем из книги Мирослава Полрайха можно узнать, насколько полезен бывает правильно замешанный коктейль разведчика и дипломата. Им не гнушается ни одна страна, в том числе бывшая Чехословакия и, естественно, нынешняя Чехия. И автору книги веришь. В первую очередь потому, что он сам был шпионом-дипломатом, причём высокого полёта. Он был участником, точнее, — и это еще важнее, — посредником между великими державами при создании нынешней системы коллективной безопасности. Не случайно книга имеет подзаголовок: «Чешский след при решении кризисных ситуаций в международной политике».

Полрайх описывает, например, как он, будучи сотрудником чехословацкой разведки в Нью-Йорке, пользующимся дипломатическим прикрытием, весьма инициативно способствовал организации встречи в верхах советского премьера Косыгина с американским президентом Джонсоном, которая состоялась в июне 1967 года в небольшом городке Глассборо возле Нью-Йорка. На встрече, в частности, были достигнуты принципиальные соглашения по Договору о нераспространении ядерного оружия, а также о будущих переговорах об ограничении стратегических вооружений. Эти договорённости реально отодвинули мир от пропасти ядерного столкновения сверхдержав и до сих пор являются краеугольным камнем мирного сосуществования.

Естественно, всё зависит от интересов страны, которую представляет разведчик (несмотря на название книги, автор избегает обозначать себя и своих коллег словом «шпион»), от его личных моральных качеств и предпочтений. В 1968 году Полрайх симпатизировал процессу возрождения в ЧССР (obrodný proces), и после ввода войск Варшавского договора был ключевой фигурой, обеспечившей выступление чехословацкого министра иностранных дел Гаека в Совете Безопасности ООН, осудившего этот акт. Впрочем, Полрайх свою роль оценивает более скромно и опровергает такое утверждение, прозвучавшее в книге Кристофера Эндрю и Митрохина об архивах КГБ, одновременно уличая авторов нашумевшей публикации в искажении действительности. В ней цитируется прямая речь Полрайха в разговоре с шефом советской разведки Олегом Калугиным: «Мои дети будут вас ненавидеть за то, что вы сделали моей стране». «Эти «героические» слова никогда не звучали, — пишет Мирослав Полрайх, — они не в моём стиле». И добавляет, что советские разведчики были однозначно на стороне чехословацкого процесса возрождения, в отличие от своих мидовских коллег.

После 68-го года Полрайха «ушли» из органов и МИДа, и лишь новая власть вспомнила о нём, доверив ему ведение переговоров о разоружении в должности посла при ОБСЕ в Вене. Уйдя в отставку, автор занимается лекционной и публицистической работой, преподаёт международные отношения. В 2016 году получил премию Крамериуса за независимую журналистику.

Однако было бы ошибочным считать, что новая книга Мирослава Полрайха — об истории. Она очень актуальна своим анализом послепереворотного развития событий в мире. Автор осуждает расширение НАТО и антироссийскую направленность США и ЕС, раскрывает западные приёмы манипуляции общественным мнением, в том числе злоупотребление вопросом прав человека. При этом Полрайх не щадит и нынешнюю чешскую правящую элиту, на конкретных примерах показывая, как в различных ситуациях высокопоставленные чиновники и руководители страны предавали настоящие ценности, раболепствовали перед Америкой, инициировали антироссийские акции в угоду своим покровителям. И наоборот, он убедительно доказывает, что в глобальной политике нет другого выхода, чем равноправное сотрудничество Запада с Россией, Китаем и другими странами.

В этом смысле только что вышедшая книга Мирослава Полрайха — это какой-то нонсенс в чешском книжном мейнстриме, вместе с классиком я бы сказал, луч света в тёмном царстве. Читайте, пока её не запретило «министерство правды», пока её автора не назвали агентом Кремля.

Андрей Фозикош

Коллаж: Пражский экспресс

 

 

 

 

 

 

 

Страх закрался в приёмные семьи

 

Фото:Валерий Шарифулин/ТАСС/ Предоставлено Фондом ВАРП

Конституция любого государства провозглашает в качестве одной из своих первостепенных задач защиту и оберегание жизни, здоровья, прав и законных интересов своих граждан. Это в идеале. На практике часто бывает так, что у чиновников, вроде бы призванных претворять конституцию в жизнь, имеется свой взгляд на то, что является правами и законными интересами граждан, а что — нет. Часто в погоне за статистикой, отчётностью, званиями и наградами чиновники подменяют понятия и ставят во главу угла ведомственные и карьерные интересы. И неважно где, в России или Норвегии.

Деликатная сфера

Всю вторую половину января Россию будоражат новости о семье Дель из Зеленограда, у которой отобрали десятерых детей. В одночасье. Представители социальной службы и полиции забирали их из детского сада, школы, балетного кружка. Судя по скорости и слаженности действий, это было похоже на операцию спецслужб по ликвидации банды. Поводом стало сообщение воспитательницы детского сада, куда ходил один из мальчиков, о синяке у него на ягодице, появившемся в результате того, что отец «дал ему ремня». Семья Светланы и Михаила Дель воспитывает 14 приёмных и усыновлённых детей. Одни из них имеют ВИЧ-положительный статус, другие — ДЦП, синдром Дауна и ряд иных хронических заболеваний. Первого ребёнка семья взяла в приюте 12 лет назад. Через пять дней после изъятия детей Московский департамент социальной защиты вынес решение расторгнуть с родителями договоры об опеке восьмерых детей, два ребёнка были возвращены. Чиновники восприняли развитие истории с удовлетворением. «О ситуации с многодетной семьёй в Зеленограде. После независимой экспертизы расторгаем с ней договор об опеке. Детям требуется реабилитация. Мы обязательно подыщем хорошую приёмную семью для детей из Зеленограда. При необходимости выделим им соответствующую квартиру», — написал мэр Москвы Сергей Собянин у себя в твиттере.

По словам друзей семьи, дети там росли окружённые заботой, в нормальных, человеческих условиях, и теперь в России в газетах, на телевидении, в Интернете бушуют две информационные кампании. Одна — инспирированная чиновниками, другая — в защиту семьи Дель и их детей. Выразила своё мнение и Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства РПЦ, заявив, что в столь деликатной сфере все должны не только строго соблюдать нормы действующего законодательства, но и учитывать тонкие человеческие измерения ситуации. «Не только эти очевидные нравственные ориентиры, но и чётко установленные государственным законом справедливые юридические требования были грубо нарушены в действиях в отношении Михаила и Светланы Дель и их приёмных детей», — значится в заявлении Патриаршей комиссии.

Когда читаешь в связи с историей зеленоградской семьи российский Интернет, социальные сети и блогосферу, закрадывается чувство, что в приёмные семьи заглянул страх. Страх, что придут и к ним. Теперь матери каждое утро перед школой или детским садом инструктируют своих детей, как вести себя со взрослыми — учителями, воспитателями, соседями. Так, чтобы не пришли и к ним и не провели ещё одну полицейскую операцию.

Светлана Дель обжаловала решение чиновников расторгнуть с ней договор опеки в суде. Суд, однако, в рассмотрении иска отказал.

Когда власть помогает

В России не дошло до международного скандала, ведь дети — российские, чиновники — тоже. А вот история проживавшей в Норвегии чешки Эвы Михалаковой, о которой неоднократно писал «Пражский экспресс», приобрела международную огласку, ещё чуть-чуть — и между Чехией и Норвегией дошло бы до отзыва послов. Напомним, что в 2011 году норвежская социальная служба изъяла у Михалаковой её детей, заподозрив, что дети содержатся в ненадлежащих условиях и подвергаются насилию. Причина изъятия чиновниками была изложена кратко: «Радикальное христианское воспитание детей». Михалакова была лишена родительских прав, ей даже запретили видеться с сыновьями. В защиту Эвы выступили тысячи людей, в 2016 году в 70 городах по всему миру прошли акции в поддержку этой семьи, с требованием «вернуть украденных детей». Власти Чехии, видимо, исходя из другого, чем в Норвегии, понимания, что хорошо, а что плохо в борьбе за соблюдение прав детей, тоже оказали активную поддержку Михалаковой. Представитель Чешской Республики участвовал в судебном разбирательстве в норвежском суде, когда решался вопрос о восстановлении её родительских прав. Тем не менее Михалакова не добилась успеха, но продолжает действовать: она направила жалобу в Европейский суд по правам человека, где скопилось ещё восемь жалоб на Норвегию. Норвежские суды предпочитают не возвращать родителям их детей даже в случаях выявления нарушений при их изъятии. Мотивация — дети уже привыкли к опекунам.

Сфера, и правда, деликатная. Необходимо найти ту грань, за которой вместо заботы об интересах ребёнка ему наносится вред, тяжёлый и непоправимый.

 

Александр Авдеенко

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

 

 

Чешское телевидение (ČT2) в начале января текущего года начало показ норвежско-датского сериала «Оккупированные», о вторжении России в Норвегию. Сценаристом сериала стал самый известный современный норвежский писатель Ю Несбё. Это один из самых дорогих сериалов Норвегии. Его бюджет составил 90 млн норвежских крон ($10,7 млн).

 

Показ фильма в Норвегии стартовал 4 октября 2015 года, его посмотрели более 600 тысяч телезрителей. Какое впечатление он произвёл на норвежское общество, и почему тема вторжения России в Норвегию вообще стала темой, мы спросили у председателя Регионального координационного совета соотечественников стран Северной Европы и Балтийского моря Татьяны Дале (на фото), которая живёт в Норвегии 17 лет и является гражданкой этой страны.

  — Сериал прошёл в Норвегии в 2015 году, первый эпизод собрал огромное количество зрителей, 663 тысячи, — реклама и анонсы сериала накануне своё дело сделали. Но дальше какой-то особой реакции в нашем обществе этот сериал не вызвал. Многие и не смотрели его вовсе. Мои норвежские коллеги на работе не воспринимают Россию в качестве угрозы, многие считают, что это прежде всего политический заказ, так как политики больше рядовых граждан боятся России. Мой супруг, а ему 67 лет, говорит, что с детства слышал истерические лозунги: «Русские идут...», и истерия периодически продолжается до сих пор. Реакция норвежцев на создание дорогостоящего сериала весьма снисходительна — огромная трата денег на фантастический сюжет. На самом деле этот сериал — о национальном норвежском характере, о реакции жителей на внезапные изменения в их жизни, об отношении их к пошатнувшемуся материальному благополучию, к которому они привыкли, о моральных компромиссах, которые каждый решает для себя, это фильм о том, как норвежцы ведут себя в ситуации оккупации, ведь последняя настоящая оккупация страны была в 1941 году, тогда страна была захвачена гитлеровцами.

  Идея нынешнего сериала в 2008 году пришла в голову известному писателю криминальных романов Ю Несбё, окончательный вариант сюжета для фильма сложился в соавторстве с другими коллегами по жанру. Сценарист потом говорил в прессе, что это просто фантазия: так как Россия ближе всех стран, его воображение и перенеслось на Россию, был бы Китай под боком, «вторжение» было бы китайским.

 

Никакой паники в обществе фильм не вызвал, было лишь разочарование, что на посредственный сериал потрачены большие деньги. Кстати, норвежские кинематографисты снимают хорошие фильмы, пробуют себя в разных жанрах, норвежские картины не раз номинировались на «Оскар». А этот сериал — ещё одна попытка попробовать себя в новом жанре. Кстати, одну из главных ролей (роль российского посла) в фильме играет известная литовская актриса Ингеборга Дапкунайте. В своём интервью она говорила, что при съёмках меньше всего думала об антироссийском сюжете. И, тем не менее, у сериала будет продолжение — второй сезон, и он будет анонсирован в 2017 году.

Пражский экспресс

Десятого января в Праге, в библиотеке Вацлава Гавела, прошли дебаты «Первая мировая кибервойна», посвящённые кибератакам как новому средству политической борьбы. Дебаты в библиотеке Гавела организовал журнал Respekt. Вела дискуссию чешская журналистка Сильвия Лаудер, а гостями этого вечера стали координатор нового Центра по борьбе с терроризмом и гибридными угрозами Ева Романцовова, заместитель директора исследовательского научного центра общественной организации «Европейские ценности» Якуб Янда и член чешской Пиратской партии Ондржей Профант.

 

Дебаты, как я считаю, предполагают обмен мнениями. В этом смысле дебаты не состоялись. Обмен был, но вот только мнение — одно-единственное. Все знали, кто виноват во всём, с кем надо идти «в последний и решительный бой». Так, например, Якуб Янда говорил о потенциальной угрозе со стороны России для Франции и Германии на предстоящих выборах: «У России в Германии есть конкретные кандидаты, которых она поддерживает».

Говорили и о том, как трудно любому государству бороться с киберугрозами и определять их источник. Но не говорили, как легко удалось определить, откуда «налетели злые коршуны» в ходе последних кибератак. О доказательствах тоже почему-то умолчали.

Вообще-то война идёт: это было ясно и по тональности выступлений, и по решительному отпору двум пожилым участникам, предложившим собравшимся «посмотреть на проблему шире и разобраться, всё ли так однозначно».

Очевидно, что кибервойна — это очередной ход в грандиозной игре всё тех же двух хорошо всем знакомых игроков, а всем остальным отведена роль фигур разной степени важности на мировой шахматной доске.

Главными жертвами снова будем мы. Снова будем метаться и спорить, что хуже: Крым или «арабская весна», кибернаезды на демократию или наезды грузовиков на толпы толерантных европейцев.

И те, кто решит для себя эти вопросы окончательно и бесповоротно в пользу только одной из сторон (подобно большинству участников этих дебатов), принесут на алтарь войны свою способность видеть больше, чем им показывают, и слышать больше, чем им говорят, способность возражать самому себе и понимать других.

София Буковская

Вместо послесловия

«Пражский экспресс», в целях поддержки русского языка в молодёжной среде и привлечения юных русскоговорящих жителей Чехии к журналистике, выделяет место на страницах газеты для публикации статей, написанных юными корреспондентами.

В этом номере мы публикуем материал 16-летней Софии Буковской, побывавшей на дискуссии в библиотеке Вацлава Гавела и составившей своё мнение о мероприятии и обсуждаемых вопросах.

Заинтересовались предложением? Есть что сказать? Пишите главному редактору Ирине Шульц на имейл: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

 

 

Все мы давно и ловко сортируем бытовые отходы, но экологическое образование никогда не может считаться завершённым — век живи, век учись. Сегодня урок экологии даёт нам предприятие «Пражские водопроводы и канализация». Честно ответьте на вопрос: куда вы слили жир, оставшийся от жарки карпов и гусей (два рождественских варианта и оба без жирка не обошлись)?

Неправильный ответ: в канализацию, правильный ответ: в плотно закрывающуюся канистру. «И куда потом с этой канистрой?» — спросите вы. Если вы живёте в Праге 2 — участнице пилотного проекта утилизации использованного в гастрономии масла/жира, то в специальные контейнеры, обозначенные табличкой «сбор кулинарных жиров». Если вы не живёте в Праге 2, то в обычный контейнер для смешанных бытовых отходов. Только не в канализацию! Жир, попадая в трубы, твердеет и оседает в них, уменьшая проходимость труб порой до полной непроходимости. Канализационная система не предусмотрена для слива жиров, только исключительно для сброса сточных вод — это слегка загрязнённая вода, что получается в результате нашей ежедневной гигиены, пользования туалетом, уборки, стирки и мытья посуды. Пользование канализационной системой регулируется законом, с которым можно ознакомиться на сайте www.pvk.cz.

В канализацию не должны попадать органические отходы (остатки пищи, пусть и размельчённые), уже упомянутое масло для жарки, химические вещества и лекарства, волокнистые материалы (кусочки тряпок, вата), пластмассовые частички. Все перечисленные компоненты ставят под угрозу само функционирование системы канализации и очистки сточных вод. Не хотите аварийных ситуаций — придерживайтесь этих простых правил. В новый год — с новыми привычками!

Пражский экспресс 

 

Юрист Денис Кашицын даёт советы

Если украли документы

О любой краже, будь то паспорт или кошелёк, необходимо незамедлительно проинформировать полицию. Стоит отметить, что наряду с полицией Чешской Республики в Чехии существует муниципальная полиция. Сообщить о краже можно несколькими способами: позвонить и рассказать об этом по телефону 158 (возможно также связаться через общеевропейскую линию 112, но целесообразнее звонить в полицию напрямую), обратиться к первому патрулю на улице или же явиться в отделение лично и дать показания в качестве потерпевшего. Согласно УПК, однозначной подведомственности, где вы можете подать заявление, нет, однако на практике велика вероятность, что сотрудник полиции отправит вас в отделение по месту совершения преступления. Если вы не знаете, где именно вас обворовали (например, вы думаете, что лишились кошелька при поездке в общественном транспорте), то это будет место, где стало известно о случившемся преступлении.

Следующим шагом будет обращение в консульство вашей страны в Чехии, где потребуется заполнить соответствующее заявление и предоставить документ, удостоверяющий вашу личность. Если «всё совсем плохо» и такого документа у вас нет, то это могут быть два свидетеля (разумеется, с документами), которые явятся и письменно вашу личность подтвердят.

После этого вам будет выдан документ, позволяющий вернуться в страну проживания. Сроки и порядок выдачи такого документа зависят от каждого конкретного государства. Информацию по конкретным консульствам (контакты) вам предоставят в полиции.

Если задержала полиция

Для начала необходимо разобраться, в качестве кого она вас задержала. Обратите внимание, что ругаться с полицией, угрожать кучей жалоб, связями и тем более оказывать сопротивление, как правило, в этот момент не имеет смысла. Согласно § 13 закона 273/2008 «О полиции» перед принятием меры по отношению к гражданину сотрудник полиции обязан разъяснить этому гражданину причины, а в случае, если речь идёт о мерах, затрагивающих права и свободы, также рассказать о правах и обязанностях. Если характер меры не позволяет этого сделать, то полицейский обязан сделать это после применения меры. С точки зрения уголовного права необходимо различать понятия «ограниченный» («зайиштены»), «задержанный» («задржены») и «арестованный» («затчены»). Согласно закону «О полиции» сотрудник имеет право ограничить человека, который: угрожает здоровью, имуществу или жизни (своим или чужим); повреждает имущество в здании полиции или оскорбляет сотрудника; сбежал из мест лишения свободы или лечения; оказывал сопротивление или пытался убежать; был застигнут при противоправных действиях и есть риск что он их продолжит. Подвергаются ограничительным мерам также несовершеннолетние, с целью возвращения родителям (или уполномоченным лицам); лица, которые преследуются правоохранительными органами иностранных государств. В случае с иностранцами к этому добавляются положения § 27, когда: иностранец совершил действия, которые могут повлечь за собой депортацию (либо начать процесс депортации); в отношении иностранца имеется решение о депортации либо есть основания полагать что иностранец находится в Чехии нелегально, либо он нелегально пересёк границу. Ограничение должно применяться на срок не больше 24 часов (за исключением требования иностранных государств, где предусмотрен срок до 6 часов, в который не засчитывается время от полуночи до 9 утра, если в это время другое государство не попросит ограничить человека с целью выдачи). В случае начала депортации этот срок продлевается до 48 часов. В случае задержания, согласно § 24 закона «О полиции», полиция должна оповестить о вашем задержании близкое лицо. Данное положение не распространяется на случаи, когда это оповещение повлечёт либо риск невыполнения важной задачи, либо будет связано с серьёзными затруднениями. Однако полиция обязана это сделать после того уже, когда это не будет связано с затруднениями или риском.

Следующее ваше право, с которым мне часто приходится сталкиваться и на практике, — право на адвоката. Во-первых, госзащитник (которым мне тоже нередко приходится быть) назначается судом. Во-вторых, если вам он не положен (а он не положен автоматически каждому задержанному), то вы должны найти его сами. Также ваше право вызвать врача по своему выбору с целью освидетельствования (за исключением случая, когда врач назначается с целью выдачи заключения о возможности помещения вас в камеру). Отдельно стоит и вопрос об оповещении консульства вашего государства. Право такое у вас есть, однако целесообразность воспользоваться им весьма индивидуальна. Учтите, что об этом инциденте станет известно официальному органу государства, гражданином которого вы являетесь, и делайте свои выводы. Максимальный срок, который вы можете провести в качестве задержанного, — 72 часа (трое суток); в течение 48 часов прокурор должен либо распорядиться вас выпустить, либо подать в суд иск об избрании меры пресечения в виде взятия под стражу, и суд должен принять такое решение в течение 24 часов. В этом случае вам, скорее всего, потребуется адвокат.

Адвокат, доктор права Денис Кашицын

Написать нам

Email:
Тема:
Текст:
Пражский экспресс - газета какого города?

Мы на карте


© 2009-2018 ПРАЖСКИЙ ЭКСПРЕСС - ЕЖЕНЕДЕЛЬНАЯ ГАЗЕТА
Частичная перепечатка материалов разрешена с активной ссылкой на www.prague-express.cz
Перепечатка материалов в бумажных носителях - только с письменного разрешения редакции.
Рейтинг@Mail.ru Система Orphus