Телевизионные передачи, благодаря которым Павел Любимцев известен широкому зрителю, – не основная его профессия. Основная связана с русским языком. Более 30 лет он является артистом-чтецом Московской государственной филармонии. Кроме того, заведует кафедрой авторского мастерства в Театральном институте имени Щукина.



– Как прошло Ваше майское выступление в Праге?

– Выступление в Праге прошло очень хорошо. Был соразмерный зал. Вначале хотели сделать выступление в кинозале, но там было бы пустовато. В малом зале было хорошо. Прекрасная аудитория. Я там с удовольствием читал поэзию: Пушкина, Давида Самойлова, Пастернака и Заболоцкого. Хочу вспомнить высказывание одного нашего известного чтеца, который на сетования «жалко, что народу было маловато», отвечает: «Не народу маловато, а зал большой». Зал должен соответствовать аудитории, потому что чтецкий жанр сейчас существует в камерных рамках. Многие, правда, уже не знают, что такое литературная эстрада и жанр звучащего слова. Но он пока существует. И в таком разветвлённом и творчески богатом виде он существует только в России. Это приоритет нашей культуры 20 века. Такова особенность в первую очередь российского зрителя – есть потребность слушать со сцены поэзию или прозу.

В Москве на афишных концертах я собирал и зал Чайковского на 1700 мест, и зал Дома художников или Политехнического института – около 600 мест. Но рядовая работа артистов-чтецов – это концерты в средних школах, то есть просветительская работа.

– Может ли артист-чтец бороться с разрушением русского языка?

Чтецы, конечно же, ввиду своих скромных сил не могут бороться с разрушением языка или оказать серьёзное влияние на его сохранение. Но, надо вам сказать, что хорошо прошедший концерт в школе, это творчески очень приятная вещь, потому что, как мы знаем, дети из вежливости не слушают, они слушают, только если им интересно. И если артист со сцены читает в течение 40 минут или часа и удерживает аудиторию, значит, аудитории интересно. А в масштабах страны я ничего сделать не могу. Было бы полезно, если бы грамотно разговаривали люди, попадающие на экран телевидения. Так это было когда-то. Во времена застоя телевидение хоть и было идеологизированным, но оно было грамотным. Человек с плохой дикцией или безграмотной речью не мог стать диктором. Это было категорически невозможно. В этом плане я считаю, что на современном телевидении необходима цензура – в нормальном смысле – в смысле грамотности речи. Или на радио. Как говорят сейчас радиоведущие! Что они несут! Это уму непостижимо! Конечно, это способствует развращению масс в области языка. Для этого цензуру и надо бы ввести, но я понимаю, что это такой немного сказочный разговор. Как преподаватель я прошу своих студентов разговаривать так же, как я. Это нелегко, потому что они говорят «типа того» и в качестве междометия используют слово «блин». Но, тем не менее, результаты за четыре года есть. У них меняется лексика.

– Что самое важное намечено Вами на будущее?

– В театральном институте у меня курс (31 человек), который в наступающем сезоне будет четвёртым. Мне надо их выпустить и помочь им устроиться на работу в театры. Это очень трудный процесс, а в последние годы он стал страшно трудным. Никто нигде никому не нужен. Молодых актёров московские театральные вузы как самые известные, так и частные выпускают сотнями. Какое-то огромное перепроизводство. И последнее, что могут сделать преподаватели для своих учеников, – по мере сил помочь им устроиться на работу. Общеизвестно: чтобы помочь – надо хотеть помочь. Не надо иметь какие-то особые связи. Речь идёт о том, чтобы руководители театров посмотрели выпускников. Дальше уже их выбор – понравится им или нет.

Я думаю, что к школьным концертам я уже не вернусь. Останутся гастроли, афишные концерты. Для сравнения, в прошлом сезоне, когда я был здоров, у меня было 130 концертов, из них афишных только 12.

– Во времена передачи «Путешествия натуралиста» вы много снимали в Чехии...

– Чехия, если говорить о количестве зоопарков на душу населения, самая зоопаркистая страна Европы. Говорю об этом с восхищением, потому что в Чехии на 10 млн жителей – 15 зоопарков. В Чехии есть уникальные зоопарки. Пражский – один из самых замечательных в Европе. Или зоопарк в Двуре-Кралове, который создал Йозеф Вагнер. Он собрал уникальную коллекцию африканских животных, сделав несколько экспедиций в Африку, когда это ещё было можно. Мы снимали самые разные зоопарки в Чехии: в Либерце, Дечине... А в маленьком зоопарке в городке Ограда я даже упал в пруд с лебедями. Оператор очень радовался.

По окончании интервью я попросила Павла Евгеньевича сфотографироваться для газеты. Он с удовольствием согласился, а потом, когда мы просматривали снимки, сказал: «Похудел. Доктора говорят, что для сердца это хорошо». Мы, в свою очередь, желаем Павлу Любимцеву, чтобы теперь у него всё было только хорошо.

На фото: Павел Любимцев с сестрой Марьяной - преподавателем аргентинского танго

Ирина Шульц


Написать нам

Email:
Тема:
Текст:
Пражский экспресс - газета какого города?

Мы на карте


© 2009-2020 ПРАЖСКИЙ ЭКСПРЕСС - ЕЖЕНЕДЕЛЬНАЯ ГАЗЕТА
Частичная перепечатка материалов разрешена с активной ссылкой на www.prague-express.cz
Перепечатка материалов в бумажных носителях - только с письменного разрешения редакции.
Рейтинг@Mail.ru Система Orphus