ВНИМАНИЕ! С 1 сентября 2017 года редакция находится по адресу: Trojanova 12 (метро Karlovo náměstí), Praha 2, офис 506.
Подать объявление в редакции можно ТОЛЬКО по предварительной договорённости по телефону: 774 185 741

 

Фото из архива Виктории Мхитарян

Многие русскоязычные жители Чехии видели торты Виктории Мхитарян(Victoria Mkhitaryan) в Фейсбуке или на её сайте, есть и те, кому повезло больше: они видели их в непосредственной близости, очень узкий круг имел счастье быть одаренным таким тортом. Все они сходятся в одном: торт от Виктории — это шедевр, произведение искусства, впечатление и эмоции на всю жизнь.

 

Учитывая, что Виктория начинала как непрофессиональный кулинар, было интересно узнать, как домохозяйка, мать троих детей, оказавшись в Чехии, нашла дело всей своей жизни. Сейчас она единственный в Праге русскоязычный специалист, работающий на таком высоком уровне кондитерского искусства.

— Виктория, в Чехии вы живёте уже не первый год. Что предшествовало тому, что вы за последние два-три года забрались практически на кондитерский Олимп?

 

— Первые четыре года я отдыхала, учила язык и наслаждалась городом, всей семьёй мы путешествовали по Чехии и Европе. Бизнес у мужа был в России. У нас сразу появились друзья, в том числе чешские. Я занималась семьёй и собой, читала, изучала новую страну. Бизнесом заниматься не собиралась. И вдруг я, как женщина, которая любит баловать семью разными вкусностями, была поражена чешскими пряниками, всеми этими узорами, росписями. Я решила, что сделаю семье и друзьям подарки. В Интернете я нашла невероятные вещи, шкатулки с ювелирной росписью, и меня это так увлекло! Я по наитию, с женским чутьём, наделала всяких шкатулок, пряников, всех форм и размеров. И пришла в восторг и в то же время в ужас, как и всё моё семейство, от того, что могу делать что-то невероятное. (Смеётся.) Раздарила свои подарки, праздники прошли. Ближайшее окружение рекомендовало делать всё это массово и продавать. Но вопрос: кому и за сколько? Работа ведь долгая и кропотливая. Семья моя воспротивилась, потому что у меня проснулся невероятный интерес к декорированию, а оно требует времени. Делала что-то для друзей, но потом количество моих идей превысило количество друзей, а потребность продолжать у меня оставалась. Тогда муж посоветовал: «Если хочешь зарабатывать, делай торты». Я к этому отнеслась скептически, никогда в жизни настоящие торты не делала. Кондитерство я не рассматривала как профессию, хотя мама у меня кулинар с разрядом. У нас в семье всегда считалось, что печь может любая женщина, какая же это профессия? Так прошёл год. Однажды в Интернете я увидела десертные столы и поняла, что это именно то, что я хочу делать!

Я начала подробно изучать в Интернете, что же в мире делают в этом направлении. И оказалось, что это целое искусство. Я была поражена и поняла — это моё! Я сделала свой первый десертный стол, для себя, друзей. Потом стали появляться первые заказчики, вначале печенья, потом небольших тортиков. Я сразу поняла, что красивый продукт надо уметь красиво показать. Поэтому у меня завязались сразу же контакты с профессиональными фотографами, которые с удовольствием приходили поснимать новый для них вид искусства.

А затем дело резко пошло в гору. Два года назад в апреле у меня был первый свадебный заказ, а уже в мае у меня заказывала жена президента Милоша Земана на первый дипломатический приём.

Как она о вас узнала?

— Я сделала роскошный десертный стол и снимала его с профессиональным фотографом. Кстати, эти фотографии тут же были напечатаны в чешском глянцевом издании One. Сразу после этого элитный парфюмерный бутик заказал у меня серию эксклюзивного печенья в подарок для своих клиентов. Это печенье и увидела пани Земанова, посетив бутик. Так меня пригласили создать серию эксклюзивного печенья для первого дипломатического приёма пани Земановой, которое было преподнесено дипломатам и их жёнам в качестве подарка. Потом, в июне, начался полноценный свадебный сезон, обо мне узнали свадебные агентства, и я была сильно загружена до конца сентября.

Вы работали одна?

— На тот момент да. Не хватало времени даже нанять кого-то.

Вы самоучка?

— Я отработала свадебный сезон и поняла, что так дальше продолжаться не может. Нужно было оставить позади уровень домашнего кондитера. Я равнялась на мировой уровень. И решила ехать на учёбу в Лондон по рекомендации знающих людей. Там лучшие мастера. Многие отнеслись к этому скептически, считая, что я и так работаю на высоком профессиональном уровне. Но я была с этим не согласна, для меня это был просто хороший уровень, который не позволит мне развиваться дальше. Учёба стартовала с начального уровня. Было очень трудно, потому что я делала сложные вещи, а учили простым, то есть основам, которых у меня не было, я делала по-своему, как чувствовала. Надо было себя ломать и начинать всё заново. Я проплакала неделю, звонила мужу, говорила, что всё брошу, а он меня успокаивал.

Потом был второй курс, уже у пяти всемирно известных кондитеров. Просто посмотреть на их работу приезжали кондитеры со всего мира. После курсов мои работы кардинально изменились. Я почувствовала, что незаметно перешла на новый уровень. Это как ребёнок, вроде не замечаешь, как он растёт, а он меняется.

Потом — новый свадебный сезон, но такой гонки у меня уже не было, произошёл отсев по причине наличия постоянных клиентов, которые хотели обслуживаться только у меня. Конечно, стало дороже. Но заказчики мне уже доверяли, не присылали чужих работ, а просто говорили — сделайте, как считаете нужным.

Но я обсуждаю с ними множество деталей. Если это торт для определённого человека, я даже прошу у заказчика фотографию, чтобы узнать его характер. Я спрашиваю, будет ли юбилей, или свадьба? Я обсуждаю с парами, как они видят свою свадьбу, что они ожидают от неё. Меня всё волнует! Кто-то хочет поделиться радостью, а кто-то — произвести впечатление. От этого зависят детали. Я не делаю серийные торты по картинкам, не делаю чужое. Это не просто сладости. Если люди не могут сформулировать, зачем им нужен, например, сладкий стол на торжество, я говорю, что, возможно, он им и не нужен… Ведь можно купить готовый торт или просто заказать сладости в тарелочках.

У меня же на всём определённая идея и моя дизайнерская печать. Весь десертный стол будет о чём-то говорить, будет отражать определённый образ. И когда так и происходит, я получаю отзывы невест: «…этот стол олицетворял меня». На самом деле в этом и заключается моя работа.

— Это какое-то волшебство, а не работа!

— Нужно просто чувствовать человека. У меня нет и не может быть конвейера и серийности. К каждой работе я отношусь особо, я погружаюсь в неё, переживаю её, отдаю часть своей души.

— Сейчас у вас уже есть помощники?

— Да, помогают с подготовительными работами, потому что сейчас у меня есть большие заказы со сложным декорированием. Но большого производства у меня нет.

Вы готовите дома?

— У меня есть производственное помещение, где я делаю подготовительную работу. Но работать над дизайном я могу только дома, ночью.

Многие видели ваши безумно красивые работы. А что внутри? Заказчик тоже выбирает «внутренности»?

— Я убеждена, что мои работы должны быть и красивыми, и вкусными, иначе я бы просто делала скульптуры. Я всегда говорю — это другой вид кондитерского мастерства, имеющий свои особенности. Но это не значит, что торты невкусные. В них свои особенности крепления, и только я о них знаю. Например, полутораметровый торт должен стоять, скажем, с трёх часов дня до десяти вечера в банкетном зале, и я должна быть уверена, что он не упадёт, не перекосится, не просядет, не потечёт. И будет при этом вкусным. Я ориентируюсь в работе только на мировой уровень. У меня разработано восемь-десять составов, соответствующих различным вкусам людей и способных вести себя «правильно» в таких тортах. Мне стало сейчас намного проще — приходят клиенты, которым уже ничего объяснять не надо, которые относятся с большим уровнем доверия к моему уровню профессионализма.

— Вы часто говорите, что ваши сладости — это «другое». Что именно другое?

— Скажем так, это сладости не для еды. Люди собираются за столом, общаются, едят и заказывают себе обычные десерты. У свадьбы (юбилея, дня рождения) другая направленность. Люди делятся своей радостью, они хотят и красивый стол, и вкусные блюда, и при этом хотят поделиться своей радостью. Торт неспроста подают в самом конце, это апофеоз, завершающий аккорд. Это и есть радость, которой молодожёны делятся с гостями.

Торт выносится или просто стоит?

— Кто как захочет. У нас был случай, когда заказали и большой десертный стол, и большой торт. По логике, торт нужно красиво вынести. Но десертный стол без торта не смотрится, и мы решили его оставить. Но когда его выносили, эффект всё равно был незабываемым. Мы всегда стараемся согласовать программу с организатором. Сейчас я многое продумываю сама: и фейерверки, и музыку, и освещение. Я в первую очередь заинтересована, чтобы торт «отработал» максимально. Эффектные, красивые моменты запоминаются. Даже гости вспоминают и говорят, что самое эффектное — это вынос торта.

— К чему вы стремитесь?

— Я хотела бы усовершенствоваться в кондитерском искусстве, раскрыть его возможности, стать мастером с большой буквы и показать, какую красоту могут творить человеческие руки.

Беседовала Ирина Шульц

Интервью было записано в мае 2015 года 


Написать нам

Email:
Тема:
Текст:
Пражский экспресс - газета какого города?

Мы на карте


© 2009-2018 ПРАЖСКИЙ ЭКСПРЕСС - ЕЖЕНЕДЕЛЬНАЯ ГАЗЕТА
Частичная перепечатка материалов разрешена с активной ссылкой на www.prague-express.cz
Перепечатка материалов в бумажных носителях - только с письменного разрешения редакции.
Рейтинг@Mail.ru Система Orphus