Организатор фестиваля художник Антон Литвин. Фото из архива Антона Литвина

В сентябре текущего года в Праге пройдёт большой фестиваль современной российской культуры Kulturus. Событие, в какой-то мере приуроченное к 45-летию со дня ввода войск Варшавского договора в Прагу, обещает быть действительно грандиозным, потому что акций подобного размаха (фестиваль будет продолжаться целый месяц) в чешской столице давно не проходило. О том, что собой будет представлять фестиваль, о его программе, целях и задачах наш корреспондент беседовал с организатором и директором фестиваля Антоном Литвиным.



— Антон, Вы организовали проведение в Праге большого культурного фестиваля, и это, к сожалению, всё, что мы о Вас знаем. Могли бы Вы рассказать о себе?

— Изначально я художник. Я занимаюсь современным искусством, вписан в московскую художественную ситуацию. С возрастом начинаешь понимать, что не всегда идеи кураторов или галерей, приглашающих тебя на выставки, убеждают и отвечают твоему личному восприятию мира. Поэтому со временем многие художники сами начинают организовывать выставки, совмещают две ипостаси: участника и куратора. В последнее время я больше занимаюсь инициацией проектов, а с приходом Фейсбука в Россию — ведением разного рода социально-политических страниц, и поэтому сейчас мне назваться художником в чистом виде довольно сложно. Деятельность, которой я занимаюсь, — многогранна. Наверное, наиболее точно было бы назваться «общественным деятелем», но это очень странная формулировка, слишком громко звучит.

— А кто такой «общественный деятель»? Поэт и гражданин? Или, в Вашем случае: художник и гражданин?

— Это человек с активной жизненной позицией. Я занимаюсь этим только из собственных личных побуждений, потому что вопросы этики для меня очень важны. Если я чувствую внутреннее напряжение в связи с некой ситуацией, то я реагирую не как член какой-то партии, защищающий её интересы, а говорю только от себя лично. Просто потому, что меня это беспокоит. Например, ощущение происходящей в России несправедливости, оно и является, в частности, мотивацией к деятельности.

— Что будет основным посылом фестиваля, который Вы собираетесь провести в Праге?

— Фестиваль, который состоится в сентябре в Праге, называется Kulturus. Он будет мультикультурным. А точнее сказать, междисциплинарным. Будут представлены основные типы современной художественной культуры. Приедет Театр.doc с премьерой спектакля «150 причин не защищать Родину и ещё 7». Будет показано много игрового, экспериментального и документального кино последних лет. В рамках фестиваля пройдут сеансы российской анимации, программа лучших работ Фестиваля сверхкороткого фильма. В рамках нашего фестиваля Kulturus пройдёт трёхдневная программа Большого фестиваля мультфильмов — одного из самых крупных международных смотров анимации в России. За пять лет в фестивале приняли участие почти 2 тысячи фильмов со всего мира. Будет лекция об истории российского видеоарта, в середине сентября мы приглашаем на русский вечер в джаз-клубе Reduta — там будет выставка джазовой фотографии Александра Забрина, потом — вечер художников в галерее Transit display Вита Хавранека. Пройдёт открытая дискуссия по 1968 году в библиотеке Вацлава Гавела с участием социологов из России.

Очень важная часть фестиваля — дни Марины Цветаевой, с российской стороны этим занимается Анна Кузнецова, а с чешской — Г. Б. Ванечкова и славист и журналист Ондржей Мразек. Это будет подготовленное путешествие по местам, связанным с Мариной Цветаевой в Праге, готовится серьёзная (как визуальная, так и поэтическая) программа о трагической судьбе поэта.

— Кому это будет интересно?

— Хороший вопрос. Конечно, в первую очередь — туристам, с другой стороны — это будет так глубоко и профессионально, что и чехи для себя откроют много нового. Мы сотрудничаем с лучшими специалистами в этой области, такими как супруги Курочкины из Центра Марины Цветаевой.

Запланирован и диалог музеев Москвы и Праги. Приедет Музей декоративно-прикладного искусства, и в Музее Праги на Флоренце пройдёт дискуссия по вопросам развития музеев в 21-м веке. Будет большая выставка в НТК (Národní technická knihovna. — Прим. ред.). Фестиваль откроется 2 сентября фотовыставкой, посвящённой столкновениям на Болотной 6 мая прошлого года, презентацией книги на тему расследования этой провокации со стороны властей, показами видео, дискуссией, посвящённой «процессу 12-ти», который сейчас идёт в Москве. Отдельно хотелось бы проаннонсировать документальный часовой фильм Т. Круговых про Pussy Riot, который рассказывает о группе с момента её создания и до суда и свиданий с Марией и Надеждой уже в зонах.

— То, что Вы сейчас перечислили, представляет оппозиционный взгляд на ситуацию в России, будет ли представлена и другая точка зрения?

— Да, конечно. В Театре комедии. Там пройдёт основная кино- и театральная программа. Три дня подряд будут идти фильмы, снятые российскими режиссёрами в последние два-три года. Это те фильмы, которые с трудом найдёшь в широком прокате, но они прекрасно отражают современную ситуацию в России. Мы же на самом деле не говорим о политике и о состоянии общества, мы говорим об оптике, о том состоянии взгляда, которым режиссёр может рассказать о России. И, мне кажется, в таком концентрированном виде — это будет откровением не только для туристов, но и для пражан. Источников, позволяющих понять, что же происходит сейчас в России, не так много, а у нас будет настоящее многообразие. Мы не настаиваем ни на какой точке зрения, мы показываем тот культурный срез, который существует сейчас, и при этом принципиально — в разных жанрах, начиная с фото, заканчивая игровым кино. Искусство не делает выводов, оно задаёт вопросы и предлагает поразмышлять.

— Искусство пробуждает в нас эмоции. Чаще всего, когда речь заходит о чём-то связанном с Россией, русский человек испытывает две эмоции. Это или чувство гордости, или чувство вины. Какие, по Вашему замыслу, чувства будет пробуждать фестиваль: одно из этих двух или какие-то другие?

— Вы, конечно, немного упрощаете, потому что если всё сводить к чувству гордости или к чувству вины, то мы придём к двум-трём датам в 20-м веке. Если чувство гордости, то это 1945-й — Победа, и 1961-й — полёт Гагарина. По поводу чувства вины, безусловно, сразу встаёт в памяти 1968 год, и это было, собственно, одной из мотиваций проведения фестиваля, потому что в нынешнем году исполняется 45 лет с августовских событий 1968 года. Мне показалось, что, несмотря на то, что прошло уже почти полвека, тема оккупации и впоследствии эмиграции довольно актуальна сейчас для всех слоёв общества в России. И если оккупация в 1968 году была внешняя, то сейчас, применительно к России, можно говорить об оккупации внутренней. Я имею в виду противостояние между обществом и государством. Это было первое моё эмоциональное отношение к теме фестиваля. Оккупация — какое влияние она оказала на культуру, насколько эта тема раскрыта и продолжает жить сегодня, насколько эта тема актуальна сейчас в Чехии, или она стала только частной проблемой России, и опять же не для всех. А из неё прямо вытекает тема эмиграции, поэтому изначально хотелось сделать выставку российских художников-эмигрантов, но, общаясь в течение года подготовки фестиваля с простыми чехами и славистами, я понял, что интерес к российской культуре гораздо шире. Оказалось, что интересно буквально всё. События в России меняются с такой скоростью, а искусство, если его специально делать к выставке, делается довольно долго, поэтому мне показалось, что фестиваль должен быть если не репортажем с горячей точки, то во всяком случае чуть активнее пульсировать именно в резонансе с событиями, которые происходят сегодня. То есть, да, начался суд, опять же, над 12-ю участниками марша 6 мая. Эта ситуация явно очень важна для российского общества, но на неё вряд ли успели бы отреагировать художники. Потому что задача искусства — не делать репортаж и не успевать за газетными заголовками, а апеллировать к гораздо более глубоким чувствам на основе собственного опыта. Тема фестиваля расширилась, он стал мультикультурным, чтобы каждый зритель мог найти свой жанр, свою точку зрения.

— То есть фестиваль больше рассчитан на чехов или на нас? Вы хотите нас открыть чехам с каких-то других сторон или нам самим что-то о себе объяснить?

— Боюсь, что вот это — то самое деление русского восприятия на чувство вины и чувство гордости, как раз может быть какой-то помехой для большого интереса со стороны русских. Я очень надеюсь разочароваться, но поскольку фестиваль, с одной стороны, не даёт повода для такой вот поверхностной гордости, с другой стороны, он провоцирует если не чувство вины, то (скорее) чувство личной ответственности за происходящее, то в этой связи он, возможно, будет обескураживать и вызывать в людях беспокойство. Хотя ясно, что люди уехали из России как раз для того, чтобы это спокойствие получить. В то же время эмиграция — это настолько важный и нетипичный поступок, что я уверен: те, кто выбрал Чехию своей второй родиной, — это всё сильные и ответственные люди, и в глубине души я уверен, что вот это чувство ответственности всё равно существует, тем более, что у людей остались связи в России, и её судьба не может оставлять равнодушным. Поэтому я надеюсь, что каждый найдёт на фестивале то, что его волнует. Но я чувствую, что интерес чехов несколько более глубокий.

— В связи с чем?

— Потому что это действительно очень серьёзное культурное событие. Потому что те режиссёры и те фильмы и произведения, которые мы привезём, — это довольно качественный срез того, что происходит в современной российской культуре. Недаром фестиваль называется «Фестиваль современной культуры». Это то, чего не увидишь нигде в другом месте. На фестиваль приедет поэт Лев Рубинштейн, приедет Александр Даниэль — сын известных советских диссидентов и политзеков Юлия Даниэля и Ларисы Богораз и сам участник диссидентского движения, приедет фотограф Александр Забрин, его выставка как раз будет в джаз-клубе Reduta, на дни Марины Цветаевой приедет Марина Арсеньевна Тарковская — дочь поэта Арсения Тарковского и сестра режиссёра Андрея Тарковского. Она приедет прямо из Тарусы, где всё пронизано духом Марины Цветаевой. Будут показаны последние фильмы Ивана Вырыпаева, Ренаты Литвиновой, фильм Светланы Басковой «За Маркса», который был представлен на Берлинале. Гвоздь фестиваля, конечно, Театр.doc.

— Возвращаясь к 1968 году. Русским, которые здесь живут, это событие не дают никак забыть. Эта тема для нас особенно болезненна. В последнее время уже и немцам надоело испытывать чувство вины за войну, уже они всё смелее и смелее снимают фильмы о том, как советские солдаты насиловали немецких женщин, и всю историю переворачивают с ног на голову, хотя евреи, надеюсь, им этого никогда не дадут по-настоящему сделать. А мы по-прежнему несём груз вины за 1968 год. Будет ли целью дискуссии представить ситуацию как-то иначе, что-то объяснить или даже вызвать желание поставить уже какую-то точку на этой теме?

— Во-первых, я не могу знать, к чему выведет дискуссия, во-вторых, 1968 год — это только начало дискуссии, которая развернётся вокруг судьбы Чехии и России в 20-м и 21-м веках, и, наконец, третье: к сожалению, эта тема всплывает не потому, что мы испытываем чувство вины. Ясно, что это было другое поколение, другая ситуация, но проблема в том, что государство в России остаётся примерно таким же, как тогда. Вот в чём дело. Я имею в виду — государство с точки зрения принятия бесчеловечных решений и, собственно, отсутствия рычагов влияния на эти решения со стороны общества. То есть не то, что не сделано выводов, а не произошло никакого улучшения в диалоге «общество — власть» внутри России. Поэтому я и начал разговор с того, что сейчас в России происходит оккупация внутренняя, когда государство оккупирует частную жизнь граждан разными законами и совершенно беззаконным насилием. Поэтому 1968 год — это некая метафора в данном случае оккупации как механизма влияния на ситуацию. Но, с другой стороны, ещё раз говорю, сценария у дискуссии нет.

— У Вас нет цели представить объективную картину того, что происходит в России, Вы представляете некий особый взгляд?

— Я как директор фестиваля привожу тех деятелей культуры, которые занимают активную позицию, в том числе и гражданскую.

— А активная позиция всегда заключается только в критике или может представлять что-то другое?

— Да. В клубе Pilot несколько дней будут проходить мероприятия, посвящённые российскому активизму. Будут две презентации разных стратегий активизма. Что я имею в виду? Стратегия активизма, построенная на сотрудничестве с действующими органами самоуправления, начиная с участия в принятии решений, участия в выборах. Совершенно необязательно участвовать в пикетах, ездить на бульдозерах и что-то ломать. То есть имеется ряд проектов, которые могут быть реализованы вместе. В данном случае я говорю про Москву, потому что 90 % всех людей, которые приедут на фестиваль, будут москвичи. Другая стратегия, наоборот, — бойкот государственных инициатив и полное прекращение сотрудничества с властями, создание альтернативных структур, попытки работать в параллельном режиме. И та и другая стратегии пока не работают, потому что войти во власть невозможно, потому что никто их не ждёт, а с другой стороны, создание параллельных структур требует огромных финансов. Поэтому обе идеи, конечно, утопичные, но приедут люди, которые этим занимаются, и можно будет оценить масштаб их деятельности, посмотреть, как это работает, и понять, может ли быть третий путь?

— Блогер Рустем Адагамов как-то в интервью сказал, что количество россиян с активной позицией ничтожно мало и их деятельность ни к чему не приведёт, потому что те, у кого власть в России, никогда её не отдадут. У меня сложилось впечатление, что вся эта оппозиционная деятельность не имеет никакого смысла. Как Вы считаете?

— Дело в том, что тут надо разделять вопрос общий и вопрос личный. На общий я не готов или, может быть, даже не хочу отвечать, возможно, потому, что ответ прост и очевиден, особенно для тех, кто живёт в Москве…

— А тем, кто живёт здесь, очень даже любопытно…

— Наверное, я разделю пессимизм и обречённость Адагамова, но это если говорить о каком-то историческом периоде и говорить за массы. Но при этом мы всё же не можем говорить за массы, потому что всё может поменяться в одночасье, начиная с «процесса 12-ти» и заканчивая выборами мэра. Пример Ближнего Востока, конечно, не может быть примером для России, но, тем не менее, из искры может разгореться всё что угодно, тем более что напряжение, в том числе и в предолимпийском Сочи, нарастает, и что будет, если что-то где-то коротнёт, сказать сложно, но, поскольку мы занимаемся культурой, а не политикой, здесь пессимизм и обречённость опровергаются. Художник не потому художник, что ходит на работу, а потому, что он делает то, что не может не делать, и максимально честен по отношению к самому себе. Политическая обстановка в стране настолько напряжённая, что не реагировать на неё довольно сложно, хотя, конечно, мы все с удовольствием занимались бы другими вещами в искусстве, в театре, в поэзии и так далее, а не ходили бы на суды и пикеты. Индивидуально каждый будет делать то, что считает должным, потому что тема этики является сейчас доминирующей в культурном сообществе, недаром возникли понятия «рукопожатный» и «не рукопожатный», «нейтралитет сохранять уже нельзя» — прозвучало в последней речи Навального в суде. Я сделал акцент на культурной составляющей фестиваля потому, что на него приедут люди, у которых внутренний нерв воспалён сейчас до крайней степени боли. Фестиваль будет культурный, но каждый найдёт в нём ту степень погружения в политическую ситуацию, в которой он сам находится. Кто не в курсе, посмотрит кино как кино. Те, кто в курсе, посмотрят кино, потом пойдут на другие мероприятия, зададут вопросы, им станет понятна картина, у них будет больше деталей для того, чтобы собрать свой собственный образ России, но при этом не значит, что, если человек не следит за ситуацией, ему будет неинтересно и он ничего не поймёт, как раз наоборот.

— Мне не хочется испытывать чувство вины, и чувство глупой гордости тоже, но я очень хочу, чтобы это событие каким-то образом повлияло на меня так, чтобы я получил удовольствие от того, что это вот — наше…

— Да, это практически гарантировано. Чувство гордости у российского зрителя будет вызвано удовлетворением от качества фестиваля, от осознания того, что наша культура — конкурентоспособна. Именно поэтому мне хотелось вывезти это из Москвы для сравнения с европейскими образцами.

— Почему местом проведения фестиваля выбрана Прага?

— Первая идея была — сделать мероприятие, связанное с годовщиной 1968 года. Потом выяснилось, что и проблема, и интерес гораздо шире, а, с учётом географического и туристического положения, Прага оказалась удобным местом для того, чтобы, проводя здесь фестиваль, можно было рассчитывать на интерес и ближайших европейских соседей, в том числе Германии, Австрии, Польши, Украины… Мне показалось, что Прага является той точкой, с одной стороны болевой, а с другой — очень точной, для начала вот этого диалога, вернее, для продолжения.

— Как долго продлится фестиваль?

— Месяц: со 2-го по 29-е сентября. Он будет проходить в разных местах, где-то будут выставки, где-то круглые столы.

— Кто Вас спонсирует?

— Это вопрос не очень корректный, потому что всё-таки есть политический фон, и не все из-за этого готовы участвовать открыто, поэтому поддержка оказывается во многом без публичности, либо бартерная. Партнёров много, но при этом какого-то титульного спонсора нет, и это в данном случае, наверное, даже и хорошо, потому что это позволяет сохранять независимость.

— Кто Вас поддерживает с чешской стороны?

— Нас поддерживает магистрат Праги, компания CzechTourism, Информационная служба Праги, O.R.F. agency — российско-чешское агентство по организации мероприятий.

Фестиваль не будет одноразовым. Планы очень большие на следующий год. Огромное количество заинтересованных сторон как со стороны российского, так и местного бизнеса и некоммерческих организаций. Через два года Пльзень станет культурной столицей Европы, и, возможно, фестиваль станет передвижным и пройдёт в 2015-м там. Город Пльзень заинтересовал Совет ЕС своими проектами, к которым относятся, например, строительство нового пльзеньского театра, открытие мультикультурного квартала, посвящённого дизайну и непрофессиональным художникам. Будем дальше развиваться в сторону расширения диалога между городами России и Чехии. И каждый год, я думаю, акцент будет сделан на разный тип культуры.

Беседовал Константин Гербеев


Написать нам

Email:
Тема:
Текст:
Пражский экспресс - газета какого города?

Мы на карте


© 2009-2018 ПРАЖСКИЙ ЭКСПРЕСС - ЕЖЕНЕДЕЛЬНАЯ ГАЗЕТА
Частичная перепечатка материалов разрешена с активной ссылкой на www.prague-express.cz
Перепечатка материалов в бумажных носителях - только с письменного разрешения редакции.
Рейтинг@Mail.ru Система Orphus